Путешествия | Список детских сказок | Потешки | Загадки | Стихи для детей | Пальчиковые игры | Животные

 

Главная

Потешки для детей

Пальчиковые игры

Домашняя кухня: простые рецепты

Развивающие игры на кухне

Опыты для детей

Детские сказки

Детские загадки

Стихи для детей

Песни для детей

Колыбельные песни

Детские новогодние песни

Весёлая зарядка

Песни для зарядки

Книги для малышей

Детям о животных

Дети военных лет

Песни о войне

Обзор детских книг

Рассказы для детей

Яндекс.Метрика

Рассказы про Антона, Руфь Зернова

Главная » Рассказы для детей » Рассказы про Антона, Руфь Зернова

Замечательная книга с рассказами про мальчика-дошкольника по имени Антон, о его буднях и радостях, о мелких шалостях и нежелании ходить в детский сад, об отношениях с друзьями и взрослыми. Книга очень трогательная, погружает взрослого в воспоминания детства.

Рассказы про Антона Руфь Зернова – обзор книги

Как Антон полюбил ходить в детский сад

Сначала Антон очень не любил ходить в детский сад. Утром мама надевает на него пальто, а он топает ногами и кричит:

— Ненавижу пальто!

Мама завязывает ему шарф и говорит:

— Сейчас поедем на трамвае...

— Ненавижу трамвай!

—Я – на работу...

— Ненавижу твою работу!

— А ты — в детский сад.

— Ненавижу детский сад!

— Но ведь у тебя там товарищи! Как же они будут без тебя? — спрашивает мама и надевает на Антона шапку.

— Нет у меня там товарищей! — кричит Антон.

И правда, у него в детском саду не было товарищей, потому что он целый день сидел один, забившись в угол. А когда шли гулять, его держала за руку воспитательница.

Однажды ребята гуляли в садике. Антон сидел на скамейке около воспитательницы. И вдруг он увидел, что один мальчик стоит в стороне, возле клумбы, и плачет, а девочка его утешает.

«Наверно, его кто-то обидел! — подумал Антон. — Он маленький, меньше меня».

Антон слез со скамейки и подошёл к мальчику. Мальчик всё плакал, а девочка говорила:

— Ну не плачь, не плачь! Скоро за тобой придёт твоя бабушка. Не плачь!

— Я не хочу к бабушке! — плакал мальчик. — Я хочу к маме!

И тогда Антон сказал этому мальчику:

— К маме нельзя. Мама на работе.

— А я хочу к маме! — сказал мальчик упрямо. Но тут он поднял голову, увидел Антона и перестал плакать.

Девочка сказала:

— Ну вот, молодец, не плачешь.

И убежала.

А мальчик и Антон помолчали немного, потом Антон спросил:

— Тебя как зовут?

— Вася, — сказал мальчик.

Антон очень удивился — он никогда не слыхал, чтобы мальчиков так звали. Он подумал и сказал:

— А меня зовут Антон.

Вася тоже удивился — он тоже никогда не слыхал, чтобы мальчиков звали таким именем. Потом он сказал:

— У меня есть дома электрическая железная дорога.

— А у меня, — сказал Антон, — есть Ушастик.

Так они разговорились. Потом они вместе собирали жёлуди и с прогулки шли тоже вместе — воспитательница поставила их в пару. Вася был ростом меньше Антона, и Антон очень крепко держал его за руку.

Вечером мама сказала Антону:

— Завтра можешь остаться дома — я взяла выходной день.

Но Антон сказал:

— Не могу я оставаться дома. Мне надо идти в детский сад. А то там без меня Вася будет плакать.

Как Антон был чемпионом по шахматам

В этот день Антона привела домой мама Васи Карасёва. Того самого Васи, который однажды плакал.

Вася Карасёв жил в том же доме, что и Антон, только в другом корпусе. Вот их мамы и договорились: один раз мальчиков будет забирать из детского сада Васина мама, а другой раз — Антонова.

Дверь открыла бабушка.

Васина мама сказала:

— Ну вот, принимайте вашего чемпиона.

Засмеялась и ушла с Васей.

Бабушка стала снимать с Антона валенки, а он сказал ей:

— Я сегодня чемпион. Я все партии выиграл в шахматы. Я у Васи Карасёва выиграл, и у Тимулина, и у нянечки.

— И нянечка с тобой играла? — спросила бабушка.

— А как же! — сказал Антон. — Она раньше не умела, но я её научил. А Наталья Николаевна умела. Наша воспитательница, Наталья Николаевна.

Скоро пришла мама. Антон ей тоже сказал, что он сегодня чемпион по шахматам и у всех выиграл.

— И у Натальи Николаевны выиграл? — удивилась мама.

Антон сказал:

— Выиграл.

Целый вечер Антон играл в шахматы со своим любимым Ушастиком. Ушастик не умел делать ходы, потому что был из поролона. Вместо него все ходы делал сам Антон. И всё равно Антон выигрывал.

Пришло время ложиться спать. Антон сам вымыл руки в ванной. И Ушастику вымыл руки. Сказал на кухне соседке „спокойной ночи“. И Ушастик вместе с ним сказал.

И вот лежит Антон в постели, и Ушастик тоже. А за столиком под зелёной лампой сидит мама. Разложила свои книжки и тетрадки и что-то пишет. А за стеной у соседей играет радио, и музыку чуть-чуть слышно.

Смотрел-смотрел Антон на маму, и вдруг она подняла голову, тоже посмотрела на него и улыбнулась.

Антон сказал:

— Мама, нагнись ко мне, я тебе что-то скажу.

Мама встала, нагнулась к нему, и он сказал ей:

— Ушастик мне напомнил, я забыл тебе сказать: Наталья Николаевна, воспитательница, сама у меня выиграла.

Мама сказала:

— Это очень хорошо, что Ушастик тебе напомнил. Вот теперь ты спокойно заснёшь.

И правда, после этого Антон заснул очень спокойно.

Первый и второй

У Антона в группе был один озорник. Его звали Тимулин. Вообще-то его звали Юрик, но Юриков в группе было много, а Тимулин — один.

Бывало так. Все ребята на музыкальном воспитании поют, а он балуется: строит рожи, кривляется. Или так: все лягут по кроватям, закроют глаза, а Тимулин болтает всякие глупости. Он был очень недисциплинированный, этот Тимулин.

Но больше всего Наталья Николаевна, воспитательница, сердилась на него за то, что он всегда первый лез во все лужи. Бывало, играют ребята — кто в догонялки, кто в песок, кто в дочки-матери, — и вдруг откуда-то бежит Тимулин, весь замурзанный, и башмаки у него мокрые.

— Антон! — кричит Тимулин. — Пойдём! Я там такой прудик нашёл! Будем кораблики пускать!

— Никуда вы не пойдёте! — говорит Наталья Николаевна. — Надо так играть, чтобы я вас всех видела. Неужели тебе, Тимулин, места мало? Как какая-нибудь лужа — Тимулин вечно первый.

— А я второй! — сказал Антон.

— Ты второй, — согласилась Наталья Николаевна.

Тимулин говорил Антону:

— Вот мы когда-нибудь с тобой достанем настоящую, большую лодку. И спустим её где-нибудь. И куда-нибудь поплывём.

— Ага! — говорит Антон. — Поплывём, поплывём…

В этот день Антон и Тимулин вместе с другими ребятами бегали по поляне, собирали желудки и прыгали с маленькой горки. А потом Тимулин отозвал Антона в сторону и сказал, что если пойти через поляну на другую аллею, то там есть яма, глубокая-глубокая, и туда очень хорошо прыгать. Они побежали, и там действительно была яма, и Тимулин с ходу прыгнул туда и крикнул Антону:

— Я первый! Ты второй!

Антон остановился, а Тимулин стал подпрыгивать в яме.

Антон крикнул:

— Ну, можно мне уже прыгать? Ну?

— Подожди, — сказал Тимулин. — Интересно, для чего здесь такая яма выкопана?

Он зачем-то потрогал стены ямы. Потом посмотрел наверх.

— Высоко как! — сказал он.

И попробовал вылезти. Он цеплялся за гладкие стенки ямы и всё подпрыгивал, чтобы ухватиться за края, но до краёв было не достать.

И тут Антон испугался. Он подумал, что Тимулину теперь уже никогда не выбраться из ямы. Скоро детский сад уйдёт из парка на обед, а Тимулин останется в этой яме совсем один. А потом придёт ночь… И тут Антон перестал думать и тоже спрыгнул к Тимулину в яму.

Тимулин ничуть не обрадовался. Он сказал:

— Вот, будем теперь здесь двое сидеть! Тебе надо было бежать, позвать кого-нибудь. А теперь никто и не узнает.

Антон понял, что сделал глупость, Тимулин сказал:

— Ты вот что… Ты нагнись, я стану тебе на спину и вылезу.

— А как же я? — спросил Антон.

— А я побегу и кого-нибудь приведу.

— А я один останусь? — спросил Антон. И у него затряслась нижняя губа.

Тимулин сказал:

— Ну, тогда давай кричать. Только погромче. — И сам закричал: — Э-ге-э-э-э!

Это Антону понравилось. Он тоже закричал:

— Эге-э!..

Только голос у него был тоненький, дрожащий, и получилось: «Э…э…э…»

— Это что тут за козлята попались? — раздался голос.

На краю ямы стоял большой дяденька и смотрел на них строго.

— Вот сейчас заровняю вас бульдозером, и будете тут сидеть.

— Не надо! — крикнул Антон.

— А если не надо, зачем ты сюда прыгал?

— Это не он прыгал, — сказал Тимулин. — Это я прыгал. А он прыгнул, чтобы меня вытащить.

— Ну, — сказал дяденька, — тогда другое дело.

Он сел на край ямы, нагнулся и вытащил сперва Антона, а потом и Тимулина. Посмотрел на них сверху и сказал:

— Ну, озорники, если ещё раз я вас в яме увижу, не буду вытаскивать. Просто заровняю бульдозером и скажу, что так и было. Бегом отсюда!

Они побежали. И Антон сказал Тимулину:

— Я… теперь… тоже озорник?

— А то! — сказал Тимулин. — Я первый, а ты второй!

Дружные ребята

Однажды на прогулке Наталья Николаевна, воспитательница, поставила Антона в пару с Тимулиным. Тимулин сказал:

— Вот здо́рово! Давай сделаем маятник!

— А как? — спросил Антон.

— Очень просто, — сказал Тимулин. — Дай руку.

Они крепко-крепко взялись за руки. И на ходу Тимулин начал раскачивать руки — вперёд-назад, вперёд-назад…

— Ух! — вскрикивал Антон. — Ух!

Они так размахались, что попали прямо по носу Любе Маранц, которая шла позади. Люба Маранц вскрикнула, Наталья Николаевна оглянулась.

— Опять Тимулин! — сказала Наталья Николаевна, — Ну конечно, Тимулин и Антон!

И в эту самую минуту к ней подошёл незнакомый высокий дяденька, улыбнулся и сказал:

— Здравствуйте, Наталья Николаевна! Вон у вас как много детей! Давайте я кого-нибудь себе заберу. Девочку или мальчика.

— Девочку я вам не отдам, — сказала Наталья Николаевна. — А вот парочку мальчиков — пожалуйста. Тимулина и Антона. Вот этих двоих озорников.

Тимулин ткнул Антона в бок. У того сделалось растерянное лицо.

Антон понимал, что воспитательница их не отдаст, но почему-то обеспокоился, и у него затряслась нижняя губа. А Люба Маранц вдруг громко заплакала.

Наталья Николаевна сказала:

— Ты что плачешь? Ведь я тебя никому не отдам!

Люба сказала сквозь слёзы:

— Мне их жалко. Тимулина и Антона. Я не хочу, чтобы их отдавали!

Наталья Николаевна сказала:

— Вот так, Сергей Павлович. Тут уж ничего не поделаешь. Никого я не могу вам отдать. Они у меня все очень дружные ребята. Правда?

И все закричали:

— Мы — дружные ребята!

Сергей Павлович закрыл уши — так громко все кричали, — засмеялся и сказал:

— Ну, что ж делать… Раз они все такие дружные — значит, я никого и не возьму. До свидания, Наталья Николаевна! До свидания, Люба! Ты хороший товарищ. До свидания, ребята!

Все стали кричать «до свидания, до свидания!..» и долго махали ему руками. Тимулин спросил:

— Наталья Николаевна, а это кто был?

— Учитель, — сказала Наталья Николаевна. — Из той школы, где вы когда-нибудь будете учиться.

— Вот здо́рово! — сказал Тимулин. — Мы придём в школу, а он нас уже знает.

Антон молчал. Он думал: у него есть два товарища — Вася Карасёв и вот Тимулин. Но Сергей Павлович, учитель, сказал Любе, что она хороший товарищ. Это он её похвалил. А чей она товарищ? Его, Антона, и Тимулина тоже. А они об этом даже не знали. Вот как бывает удивительно: у тебя есть хороший товарищ, а ты про это даже не знаешь.

Радуга

Антон поехал на дачу.

В прошлом году он уже жил на этой даче и сразу всё узнал. Узнал хозяев, и хозяйского сына Гену, и веранду, и кусты, и яблони. Яблони цвели, и по утрам Антон собирал опавшие белые цветы — как в прошлом году.

Но улицу было не узнать. Её заасфальтировали. И каждое утро по улице мимо дачи проезжала большая синяя поливальная машина. Из машины, как из фонтана, била вода; только у фонтана вода бьёт вверх, а у машины била вперёд. Солнышко засматривалось на эту весёлую, рассыпчатую воду и отражалось в ней семицветной радугой. Антон всегда выбегал за ворота — посмотреть на машину, на фонтан и на радугу. И ребята с других дач выбегали тоже.

Однажды Антон проснулся рано. Он выглянул за ворота — машины ещё не было. Он пошёл в сад. Мама уже уехала на работу, а бабушка полезла в погреб за молоком. Антон сошёл с сухой дорожки в траву, и у него сразу промокли ноги. А небо было ясное, и солнышко уже пригревало. Почему же трава была мокрая?

Антон нагнулся и увидел: на каждой травинке дрожит маленькая капля воды. Антон сорвал одну травинку, осторожно поднёс к глазам и рассмотрел каплю. Капля была совсем круглая, но сидела на травинке спокойно, не скатываясь, Антон чуть-чуть качнул травинку. И вдруг капля, которая только что была совсем бесцветная и прозрачная, запестрела, зарябила, заиграла самыми разными цветами. В ней тоже оказалась маленькая радуга.

Антон закричал:

— Бабушка! Бабушка! Скорей!

Бабушка как раз выходила из погреба. Она так заторопилась, что чуть не уронила кастрюлю с молоком.

— Что случилось? — спросила бабушка запыхавшись.

Антон сказал ей очень тихо:

— Смотри, бабушка, смотри!

Бабушка увидела разноцветную каплю. Она сказала:

— Коси, коса, пока роса! Это росинка, капля росы.

Антон сказал:

— А в росинке радуга. Ты видишь?

— А как же! — сказала бабушка. — Солнышко отразилось, вот и радуга. Роса-то ведь чистая! Чище всего на свете!

Антон высунул язык — он хотел слизнуть росинку, раз она такая чистая. Но передумал:

«Слизнёшь эту самую росинку — и радуга пропадёт».

Мальчики и велосипед

Гена катался на велосипеде по улице. Рядом с ним бежал Серёжка с той же дани. Серёжка ждал, когда Гене надоест и он даст ему тоже покататься.

Но Гене не надоедало. Он сначала сказал: «Вот прокачусь десять раз и тогда тебе дам». Потом сказал: «Вот сто раз прокачусь!» Потом сказал: «Я ещё долго-долго буду кататься!»

Антон на всё это смотрел-смотрел, и ему тоже захотелось кататься. Он пошёл в дом и вывел на улицу свой велосипед.

Только у Антона велосипед был не трёхколёсный, как у Гены, а двухколёсный, и Антон ещё не умел на нём кататься.

Гена увидел двухколёсный велосипед и сразу подъехал к Антону.

— Давай меняться! — сказал он. — Я поеду на твоём, а ты на моём.

— Ладно! — сказал Антон.

Антон сел на Генин велосипед, а Гена на его, двухколёсный, и очень быстро поехал вперёд. Серёжка сначала побежал за ним, а потом остановился.

Тогда Антон подъехал к Серёжке и сказал:

— Теперь я слезу, а ты катайся!

Серёжка удивился, но не заставил себя просить. Антон побежал рядом.

Серёжка спросил:

— А ты на своём двухколёсном умеешь?

— Не очень, — признался Антон. — Меня мама учила. Она всё говорила: не кренись, не кренись! А что мне делать, если я крениться уже умею, а прямо ехать — никак!

Серёжка сказал:

— А я и прямо умею, и всяко. Только мой велосипед в городе остался.

Тут к ним подъехал Гена. Он сказал Серёжке:

— Я тебе велосипед давал, что ли? Слезай сейчас же! Понял?

Антон подумал и сказал:

— Тогда и ты слезай с моего велосипеда!

— Ещё чего! — сказал Гена, засмеялся и быстро поехал прочь. И Серёжка тоже поехал, только в другую сторону. Гена увидел это и тут же повернул обратно. Догнал Серёжку и Антона, соскочил с Антонова велосипеда и крикнул:

— Можешь забирать свой драндулет, раз ты такая жадина! А ты, — обратился он к Серёжке, — слезай с моего сейчас же!

Серёжка слез. Гена бросил Антонов велосипед прямо на асфальт, а свой потащил на дачу. По дороге он оборачивался и кричал:

— Жадины, жадины!

Серёжка сказал Антону:

— Сам жадина, а на нас говорит. Садись на велосипед, я тебя учить буду.

Антон сел и сразу бы упал, если бы Серёжка не придержал раму. Потом Антон ехал, а Серёжка бежал рядом и говорил:

— Вправо! Влево! Вправо!

Антон сказал:

— Понимаешь, Серёжка, вот в чём дело: я не знаю, где право, где лево.

Серёжка уже был школьник. Он всё объяснил.

В этот день Антон почти что научился ездить. А когда он пришёл домой, бабушка сказала:

— Ты что же, дорогой товарищ, Гене не даёшь покататься? Неужели ты у нас вырос жадный?

Антон обиделся и сказал:

— Я не жадный, это он сам жадный: чего он Серёжке кататься не давал? А я сначала давал. Я только потом не давал. Когда он сам…

Бабушка сказала:

— Трудно в ваших делах разобраться. А кататься надо всем по очереди и не обижать друг друга.

И Антон подумал, что бабушке и правда трудно разобраться в их делах.

Принцесса Береника

Антон очень любил хорошую погоду. В этом году на даче лето стояло хорошее. Дождь шёл ночью, а днём всегда было солнечно и весело.

И вот в один из таких солнечных дней к соседям Антона приехали в гости геологи. И с ними была девушка-геолог, Кира. Это были очень весёлые люди. Сначала они пошли с Антоном на пляж, потом пригласили Антона обедать к соседям на веранду, а потом стали петь песни. Песни были очень интересные — про пиратов, про деревянные города и про принцессу Беренику. Мама тоже пришла к соседям на веранду слушать песни. Потом она сказала:

— Антону пора спать. Антон, попрощайся, поблагодари и…

Антон огорчился, но не стал просить, чтобы ему позволили остаться, он только посмотрел на маму. И все сразу закричали:

— Нет, пусть Антон остаётся с нами! Нам с ним веселее!

И Антон остался. А девушка-геолог Кира сказала:

— Я думаю, что надо спеть песню специально для Антона. Скажи, Антон, какая тебе песня больше всех понравилась?

И Антон ответил, не задумываясь:

— Про принцессу Беренику.

Тогда геологи спели ему эту песню. В ней рассказывалось про принцессу Беренику, которая живёт в двухкомнатной квартире и ездит на работу в автобусе номер четыре. Песня была очень понятная, и пели её красиво, и Антон всё время сидел около Киры.

Потом он, конечно, ушёл спать. А наутро, когда он встал, оказалось, что все геологи уехали, кроме Киры. У Киры был отпуск, и она осталась на даче.

Антон гулял с Кирой по саду, помогал ей перебирать вишни для компота и всё время радовался, потому что на Киру было приятно смотреть и голос у неё был тоже очень приятный.

И Антону захотелось сделать что-нибудь для неё.

Он побежал на кухню к бабушке и спросил:

— Бабушка, как ты думаешь, Кира удивится, если я влезу на дерево.

Бабушка сказала:

— Нашёл, чем её удивить! Ты лучше песню ей спой вот она и будет довольна.

В этот раз Антону больше хотелось влезть на дерево, чем петь песню. Но всё-таки он пошёл к Кире и сказал:

— Хотите, я спою вам песню?

Кира сказала:

— Ну конечно, хочу. Спой, пожалуйста.

И Антон запел:

— У леса не черника,

А мох растёт.

Принцесса Береника

На Охте живёт.

В двухкомнатной квартире

Живёт она,

К автобусу четыре

Идёт она.

Кира засмеялась, обняла Антона и сказала:

— Очень хорошо! Но как же ты эту Беренику запомнил?

— Она на вас похожа, — сказал Антон. — Я потому её и запомнил.

Плохой день

Этот день начался сразу очень плохо. Антон проснулся и понял, что уже поздно и, значит, мама всё-таки ушла за грибами без него. А вчера вечером она обещала взять его с собой. То есть она не совсем обещала. Она сказала: если встанешь сам, то я тебя возьму. Он, правда, не встал сам, но ведь можно было его и разбудить для такого случая.

Он вышел в другую комнату неодетый, нахмуренный и молчаливый.

В другой комнате была газовая плита; на плите бабушка жарила оладьи. Она посмотрела на Антона, улыбнулась и сказала:

— Вон кто встал! Доброе утро, Антон!

Антон в ответ буркнул:

— Не доброе утро!

И отвернулся.

— Ай-ай-ай! — сказала бабушка. — Это что же такое? Может быть, к нам опять Дрыгушка вернулся? Так пусть он уходит немедленно! Он нам за зиму надоел. Летом ему у нас не климат.

Как-то так получалось, что когда Антон начинал капризничать, брыкаться и грубо разговаривать, он переставал быть Антоном и превращался в Дрыгушку. Дрыгушка был ничуть не похож на Антона: это был ужасный мальчишка с дикими глазами, у которого все волосы торчали дыбом. Мама однажды его нарисовала, и Антон даже испугался:

— Неужели он такой? Как же он в меня влезает?

— А тебе это лучше знать, — сказала мама. — Ты его не впускай. Не злись, не сердись, не кричи — он в тебя и не влезет.

Антон обещал не злиться, не сердиться и не кричать. Но иногда он об этом забывал, и тогда мама и бабушка отворачивались и говорили:

— Опять этот Дрыгушка! Уходи, Дрыгушка, нам нужен наш Антон!

Вот и сейчас он обо всём забыл. Он затопал ногами, закричал, забрыкался. Бабушка больше на него не смотрела. Тогда он, как был, неумытый и неодетый, выбежал в сад.

В саду хозяйка окучивала картошку, подбивала грядки со всех сторон, чтобы они были выше. Антон остановился около неё, копнул туфлей землю и спросил:

— А где Гена?

— А Гена со всеми в лес пошёл, за грибами, — сказала хозяйка. — Скоро, наверное, придёт и грибов нам принесёт на обед.

Антон так рассердился, что чуть не заплакал. Ведь он тоже мог бы принести бабушке грибов на обед. А теперь вместо грибов он должен есть эти оладьи! Антон побежал прочь, прямо через клумбу с полосатыми тигровыми лилиями, и сломал сразу два цветка. В другой день он бы очень огорчился, потому что мама всегда любила смотреть на эти лилии — она сама их тут посадила. Но сегодня Антон впустил Дрыгушку и потому даже обрадовался.

„Вот, — подумал он, — не берут меня за грибами так им и надо! И пусть!“

В сад вышла бабушка, ни слова не говоря, взяла Антона за руку и повела домой завтракать. Он брыкался и кричал, что не хочет есть, что не будет есть, что он вообще не голодный. Но бабушка спросила спокойно:

— Ты со сметаной будешь оладьи есть или с вареньем?

И он вдруг ответил обыкновенным, не Дрыгушкиным голосом:

— С вареньем.

И всё-таки хоть Антон и поел, и молока напился, Дрыгушка из него не вышел. Может быть, потому, что Антон помнил про лилии. Бабушке он ничего не сказал, но всё время ждал, что вот-вот придёт хозяйка и закричит: „Ой, да кто ж это все лилии у вас попортил?“

Так что сразу после завтрака Антон схватил Ушастика, кубики и побежал с ними в сад. Бабушка и не заметила, как он захватил кубики, а то она непременно бы сказала: „Кубики оставь, а то все в саду растеряешь!“

Кубики у Антона были новые, очень красивые, лёгкие, разноцветные. Он забрался с ними в то место, где мама и бабушка обычно стирали. Там стояла скамейка, а вокруг неё росли кусты малины. Антон сперва построил на скамейке башню, потом слез и прямо на земле выстроил дворец без крыши. Он посадил во дворец Ушастика. Ушастик весело выглядывал из-за стены и имел очень довольный вид. Антон оставил его и пошёл смотреть, как там лилии.

Около лилий стояла бабушка. Она строго спросила:

— Антон, ты видел, тут кто-то мамины лилии сломал?

И Антон сказал:

— Нет, я не видел.

Бабушка посмотрела на него, покачала головой и сказала:

— Собирай кубики и иди в комнату. Сейчас пойдёт дождь. Вот почему у меня с утра спина болела!

Антон побежал за кубиками. По дороге он думал: „Оказывается, бабушка знала, что я кубики с собой взял. Удивительно, как это бабушка всегда всё знает! Может быть, она и про лилии знает?“

Он очень быстро собрал кубики и прибежал домой. И как раз вовремя, потому что сразу же полил сильный дождь. Бабушка сказала:

— Промокнут наши грибники. Видишь, как хорошо, что ты с ними не пошёл. У тебя и плаща-то нет.

И тут Антон вспомнил, что он второпях оставил в саду Ушастика. Собирал-собирал кубики, собрал их все до одного, а бедного Ушастика оставил.

— Он промокнет! — плакал Антон. — У него тоже плаща нет! Бабушка, я за ним сбегаю! Я очень быстро, я не успею промокнуть!

Бабушка сказала:

— Нет уж, если такое дело, то лучше я сама пойду. Мне тоже жаль Ушастика. И жаль, что у него хозяин такой беззаботный.

Бабушка надела боты, плащ и пошла под дождь. А Антон всё плакал об Ушастике и думал, что теперь у бабушки разболится спина оттого, что она вышла под дождь.

И вдруг зазвенели весёлые голоса, и в комнату вбежала мама, а с ней ещё много людей в плащах с капюшонами — соседи по даче, и хозяин, и Гена. В комнате сразу стало шумно, весело и запахло лесом. У всех были корзинки, а в корзинках под ветками лежали грибы. Антон приподнял ветку на маминой корзинке, увидел круглые красные и коричневые шляпки и обрадовался. А мама скинула плащ кому-то на руки и стала тормошить и целовать Антона и объяснять, что его не взяли только потому, что у него нет плаща и резиновых сапог, а в следующий раз возьмут непременно. Потом она спросила, где бабушка, но в это время как раз пришла бабушка с Ушастиком. Ушастик был мокрый, с него текла вода, но он ничуть не изменился и не испортился — ведь он был из поролона.

Бабушка кинулась к грибам, Антон к Ушастику, а все остальные побежали сушиться, переодеваться и хвастаться своими полными корзинами. Потом мама появилась снова и сказала печально:

— Дождь мне две лилии сломал. Видели?

Тогда Антон покраснел очень и сказал:

— Это не дождь, это я. Нечаянно. Когда впустил Дрыгушку.

— А ты без меня впустил Дрыгушку? — спросила мама.

— Ненадолго. В самый, в самый, последний раз! — сказал Антон с жаром.

Мама его поцеловала. И плохой день закончился очень хорошо.

Последний рассказ про Антона

В этом году Антон пошёл в школу, хотя ему ещё не было полных семи лет.

Вот как это получилось.

Антон уже кончил подготовительную группу детского сада. Он уже умел читать и немного считать. И все его товарищи поступали в школу — все: и Тимулин, и Люба, и даже Вася Карасёв.

Антону тоже очень хотелось пойти в школу. Но мама и бабушка говорили, что ему ещё рано. А главное, школьники должны сами рано вставать, а Антон этого не любит, его приходится долго будить.

И тогда Антон, никому не говоря, принял одно решение.

Однажды утром бабушка, как всегда, встала раньше всех и увидела, что Антон с Ушастиком уже сидят в саду и загорают на раннем солнышке. Бабушка даже испугалась. Она выбежала в сад и стала щупать Антону лоб. Она подумала, что Антон заболел.

Но Антон сказал:

— Ничего я не заболел.

Бабушка посмотрела подозрительно и спросила:

— Тогда, может быть, ты впустил Дрыгушку и он не давал тебе спать?

— Нет! — ответил Антон. — Я теперь всегда буду так вставать. Чтобы меня приняли в школу.

— Кто же тебя разбудил? — спросила бабушка.

— Ушастик, — ответил Антон. — Он меня ровно в шесть часов разбудил.

Потом встала мама, и Антон ей тоже рассказал, что его разбудил Ушастик и что теперь он всегда будет вставать так рано, чтобы его приняли в школу.

Мама и бабушка похвалили Антона. И соседи хвалили его тоже. И Антон весь день ходил как именинник, только вечером стал засыпать за ужином, и маме пришлось на руках отнести его в постель.

— Завтра он, наверно, проспит до полудня, — сказала бабушка.

Ничуть не бывало. На другое утро Антон опять встал в шесть часов. И опять оказалось, что его разбудил Ушастик.

Так было и на следующее утро, и на следующее. И хотя маму очень интересовало, как это Ушастик будит её сына, она не могла узнать, потому что в это время крепко спала.

И только один человек на даче знал, как Ушастик будит Антона. Это был Серёжка. Тот самый Серёжка, который научил Антона ездить на двухколёсном велосипеде. Его отец каждый день вставал по будильнику ровно в шесть часов. И Серёжка поднимался тоже и бежал к Антонову окну. Из этого окна до самой земли свешивалась тоненькая бечёвочка, шпагатик, которым в прачечной завязывают чистое бельё. Этот шпагатик Антон на ночь привязывал к своей руке. Серёжка дёргал за шпагатик, и Антон просыпался.

Но никто, кроме Серёжки, так и не знал бы до сих пор, как это делалось, если бы Антон сам всем не рассказал. А рассказал он всем, когда его приняли в школу. Разве можно было не принять в школу мальчика, у которого такая сильная воля? Даже если ему до семи лет не хватает целого месяца. Попробуйте-ка вы каждый день вставать в шесть часов! Серёжка потом ведь спать ложился. Разбудит Антона — и снова спать. А Антон вставал.

Хорошо ещё, в те дни не было дождя. А то каково было бы Серёжке выбегать в шесть часов утра на дождь!


Детский сай для родителей Чудесная страна

Семейные путешествия:

Шварцвальд

Австрия

Salzburgerland card 2021описание и карта

Озеро Гарда

Словакия и Польша

Голландия

Северная Польша

5 дней в Риме

Лазурный берег

Израиль

Иерусалим

Эйлат

Заповедники Израиля + карта

Как создать свою карту

© Чудесная страна